doktorsha (doktorsha) wrote,
doktorsha
doktorsha

Categories:

Рон Джонс. Третья волна

Наткнулась в сети на социальный проект "Сталин - он как кто?", созданный Ильёй Техликиди в качестве зачётной работы. Проект как проект, много спорного, на самом деле, в том числе и в самой идее (ну, не верю я, что современная молодёжь поймёт историю только через визуальный ряд и аналогии с соцсетями), и в текстовом содержании. Но речь не об этом. Больше всего меня заинтересовали и, как любят говорить мои коллеги, «зацепили» ответы студентов на три поставленных перед ними вопроса. И дело даже не в том, что никто не слышал о «ежовщине», или считает, что Сталин это «человек, под руководством которого мы выиграли Великую Отечественную войну», хотя это уже настораживает, если честно. Больше всего я включилась на рассуждения о том, возможно или нет повторение сталинского (тоталитарного, государственного, впиши-любое-имя) террора в настоящем.
И знаете что? Большая часть опубликованных ответов сводится к тому, что нет, мол, не возможно. Люди другие, общество – другое… И вообще. И я сразу вспомнила один из экспериментов, описанных в учебнике по социальной психологии*, который в своё время произвёл на меня впечатление, едва ли не большее, чем более знаменитый и распиаренный «Эксперимент Милграма». Я, к сожалению, не нашла в русскоязычном интернете саму книгу Рона Джонса, но в википедии есть ссылка на файл со страницами из вышеупомянутого движения.

Итак, вкратце.
Апрель, 1967 год. Небольшой городок на побережье Калифорнии с испанским названием Пало-Альто томится в ожидании летнего зноя. Скорее всего, температура за окнами школы градусов 15-20, погода ясная, учится не хочется, но – нужно.
Урок истории. Тема урока: «нацистская Германия». Подростки любой страны мира скупы на понимание и полутона. Американские подростки – не исключение, и один из них перебивает учителя вопросом такого, приблизительно содержания: «Как могли жители Германии утверждать, что они не знали о массовых расправах над евреями? Как могли горожане, железнодорожные проводники, учителя, врачи притворяться, что ничего не знают о концентрационных лагерях и истреблении людей? Как могли соседи или даже друзья еврея говорить, что их не было рядом, когда это происходило?». Учителя любой страны мира скупы на толерантность к неопределённости, вот и Рон Джонс не оказался исключением. Вместо того, чтобы ответить «не знаю» и продолжить урок, или, на худой конец, завязать дискуссию, он решил потратить неделю на исследование этого вопроса, в условиях, так сказать, полевых.
Конечно, он мог бы обладать большей информацией о конформности людей, и о повышенной конформности подростков, тем более, что к описываемому году уже были опубликованы исследования Шерифа и Аша, да и Милграм, красавчик, уже лет пять как убедительно высказался по данному вопросу. Но, то ли м-р Джонс не был знаком с этими исследованиями, то ли ему самому было порядком скучно этой весной, но он затеял маленький эксперимент.
По задумке экспериментатора за неделю занятий «историей» молодые люди должны были погрузиться в атмосферу, напоминающую социальный дух Германии тех времён. Основными параметрами духа Рон Джонс выбрал «дисциплину», «общность», «действие», «гордость» и «понимание» - пять параметров, пять лекций – по количеству дней, которые длился эксперимент. Но важно, конечно, не столько то, ЧТО рассказывал преподаватель истории своим ученикам, как то, что, а в большей степени КАК он с ними делал.
За эти пять учебных дней, к удивлению автора, из в меру ленивых, в меру заинтересованных, в меру свободных «индивидуальностей» ему удалось создать группу, а может правильнее сказать группировку, действующую по чётким правилам, подчиняющуюся определённым внутренним законам и, что тоже важно, постоянно пополняющуюся новыми членами.
Всё было быстро и легко. Так легко, что вызывает восхищение и оторопь одновременно. Всего лишь один день дисциплинарных занятий, в которых две составляющие действовали разом: идеологическая проработка, которая заключалась в создании атмосферы торжественности и причастности к некой тайне, а так же в векторном ориентировании, или и н т р о е ц и р о в а н и и, говоря языком гештальт-терапии, и несколько нехитрых бессмысленных упражнений.
Делай так (как я сказал), говорил м-р Джонс, и ты будешь сильным, ловким, умелым, популярным. Построение на время, синхронизация движений, постоянная похвала и поддержка именно дисциплинарной части, и к концу урока мы имеем возбуждённую и мотивированную на дальнейшие действия группу человеков. Одновременно с этим стиль общения учителя менялся от авторитетного к авторитарному, но кто это заметит, когда так весело и так приятно-легко нравится. Чёткие ориентиры. Чёткие действия. Светлое будущее.
Дальше больше – идеологическое интроецирование включило в себя так называемые общечеловеческие ценности, такие как принадлежность группе и ощущение себя компетентным и значимым. Всё просто: появились членские билеты, отличительные знаки, совместные задания. Единая символика и общий смысл. В гештальт-терапии эти потребности принято называть «базовыми». Безопасность. Принадлежность. Достижение.
И всё это по-прежнему упаковывается в чёткие и понятные требования: делай так, следи за этим, береги вот это. Да, участниками эксперимента были дети. Да, их психика пластичнее, а готовность подчиняться «старшему по рангу» - выше. Но закономерности формирования такой вот устойчивой «стаи» действуют в любом возрасте. Прошу заметить, что время действия – Америка 60-х, отличительной чертой которой являются движения за свободу всех и всяческих мнений, студенческие бунты, расовые протесты. Прошу заметить. И запомнить это. Прошу заметить так же и то, что Рон Джонс использовал только «светлую сторону» психологии влияния – он заинтересовывал, поощрял и выделял. В тот момент, когда начал происходить раскол мнений, а значит, нужно было принимать меры большие, чем простое исключение несогласных, эксперимент был прерван. То есть ученики находились в большей безопасности, чем любые участники политических движений, в любое время, в любом государстве. В большей, но не в абсолютной.

Так это я о чём. В демократическом обществе, как и в обществе любого другого типа, психика людей обладает определёнными характеристиками. Они неизменны и мало опираются на такие внешние данные, как наличие или отсутствие информации о чём бы то ни было, или наличие законопроектов о защите чьих-то прав.
Если группу людей оставить в замкнутом пространстве на продолжительное время с ограниченным ресурсом выживания они тут же сформируют иерархическую систему, и никакое высшее образование им не поможет.
Если в группе людей большинство считают треугольник синим, то меньшинство, думающее иначе, будет, как минимум, колебаться в своей правоте, как максимум – соглашаться с общим (общественным) мнением.
Если что-то, что происходит вокруг, не укладывается в привычную картинку мира, то человек будет склонен не замечать это что-то, игнорировать сведения, информацию, обстоятельства. Да что там – даже базовые ощущения, такие как запахи или звуки.
Так что вариант выстраивания тоталитарного режима есть всегда. А они говорят – другое время…
To be continued…
ПС. Поскольку тема социальных экспериментов меня увлекает давно и плотно, предполагаю, что буду вам потихоньку рассказывать о них с комментариями и ссылками на источники. Посему ввожу новый тэг: психострасти. Предполагаю начать именно с третьей волны, а так же сильно хочу вашего активного участия: в обсуждениях, спорах, акциях протеста
Tags: думаю..., психострасти
Subscribe

  • По следам Леонова

    Есть ли в твоей жизни человек, перед которым ты не боишься быть обнаженным и уязвимым, открытым и беззащитным, маленьким, глупым, безутешным,…

  • Родители такие родители...

    Она стоит в центре улицы, в самой середине плотного людского трафика: растрёпанные волосы, красное заплаканное лицо, сжатые в кулаки руки. -…

  • Зоопарковое, вчерашнее

    До определенного возраста дети не знают, что они могут причинять боль. Что такое боль знают, а понять, что какое-то их действие, движение, слово…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • По следам Леонова

    Есть ли в твоей жизни человек, перед которым ты не боишься быть обнаженным и уязвимым, открытым и беззащитным, маленьким, глупым, безутешным,…

  • Родители такие родители...

    Она стоит в центре улицы, в самой середине плотного людского трафика: растрёпанные волосы, красное заплаканное лицо, сжатые в кулаки руки. -…

  • Зоопарковое, вчерашнее

    До определенного возраста дети не знают, что они могут причинять боль. Что такое боль знают, а понять, что какое-то их действие, движение, слово…