Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

смотрю в прошлое

#бби

Сказали, что раньше была - лёд и пламя. Ровно пополам. Не перемешивалась, просто взрывалась и обжигала в любом случае. А теперь, мол, смешалось всё. Ровная и спокойная, прохладная и тёплая одновременно. Видимо потому что ребёнок, сказали.

Изменилась сильно, поправилась, похудела. Стала старше, и как будто немного моложе. Сильно отличаюсь от аватарки на фейсбук, так, что можно сразу узнать. Сказали - будто и не было пяти лет, а у тебя уже такая взрослая дочь. И ещё сказали: дочка маленькая совсем, а так на тебя похожа.

Говорили - стильная, одежда необычная и красивая. Ругали, что ношу не пойми что - то ли пижама, то ли. И ещё шапки эти дурацкие, ах, какие же у тебя шапки. Живо интересовались личной жизнью и ничего бо мне не спрашивали. Иногда одни и те же. Говорили, что изящная и сильная, очень чувствительная, сильно чувствительная, ну невозможно же быть такой чувствительной, зачем тебе это - ругали.

Угощали блинами, кофе, шоколадом, вяленым конём, дынями и сыром. Поили вином, коньяком, настойками, наливками, ликёрами. иногда водкой, но я отказывалась. Обнимали, отталкивали, фотографировали и не замечали. Поливали дождями и остужали, потом долго отогревали кострами и песнями, барабанными ритмами, запоздалыми рифмами.

Смотрели сурово, восхищённо, отстранённо, с завистью и жалостью, с интересом. Не смотрели вовсе - были влюблены, расстроены, обижены, озабочены чем-то вне меня. Ликовали и парились, плакали навзрыд и внутрь себя, тихонько вздыхали и кричали изо всех сил. Танцевали плавно и смешно, будто с другой планеты, а потом снова с этой, но уже я будто с другой.

Сплетничали, обсуждали, делились впечатлениями, рассказывали. молчали, скрывали, утаивали, не считали нужным. Пахли потом, костром, маринованными огурцами, французской парфюмерией, хлопком и паленой резиной. Ягодами, щенками и котятами, жевательной резинкой, рыбными котлетами, алкоголем, чесноком, мокрой шерстюь, бессонными ночами и грустью.

Были бесконечно своими и далёкими.
Встретились и расстались.

умно смотрю

Избранники

Оно, конечно, может и к лучшему... В конце-концов - негоже порядочной Принцессе замуж за дракона. Ма и Па смирились, конечно, и даже наладили сносную коммуникацию: присылали на уикенд коров в нарядной упаковке, платили заезжим рыцарям, чтобы развлекать его будущее Величество, купили себе парочку огнеупорных костюмов. Король периодически постил в twitter что-то вроде "каждая современная девушка должна прикоснуться к внутреннему чудовищу, пусть даже для этого придется встретить его в реальном мире". Королевский двор вовсю готовился к свадьбе.
А теперь он ушел.

"Проплакала все глаза" - не сказать ничего. Много недель Принцесса передвигаясь по замку и окрестностям в батистовой рубахе, слегка подпаленной бывшим возлюбленным в районе высочайшей задницы. Гегель и стакан виски на завтрак, мороженое на ужин, бесконечная череда грустных стихов и мрачных автопортретов на фоне кладбища. Больше всего юное дарование напоминало приведение собственной прабабки, но и оно, по словам очевидцев, было норову, скорее злобного, нежели депрессивного.

Принцесса страдала. Кроме высочайшей задницы у нее был высочайший интеллект - подарки двух королевских ведьм на день рождения, - и отгадайте, что подарила злая. Принцесса страдала. Никто, ни одно существо в мире не могло сравниться с Драконом. Четырнадцать языков, не считая диалектов, тонны классической литературы, знание восточных культур и традиций, отменное чувство юмора и готовность всегда и всему учится, буквально на лету. Конечно, это были полеты, в основном между горящими деревнями, но четырнадцать языков!

Да, они мало проводили времени вместе. Дракон был все время занят: то кого-то преследовал, то чему-нибудь учился, то разорял, то разделял. То властвовал. Иногда отсыпался между. Зато он писал ей письма и иногда приезжал в гости: выпить вина и поболтать об особенностях трактовок некоторых религиозных аспектов бытия. И не важно, что встречи почти всегда заканчивались скандалом и взаимными обвинениями, зато в такие дни Принцесса остро чувствовала собственную уникальность. Ещё бы: девушка и Дракон. Красавица и чудовище из старых бабушкиных сказок.
Его прикосновения причиняли боль, дыхание обжигало, а слова были едкими, едва ли не более, чем драконий яд, но он выбрал именно ее, и это было самое главное.

***

- Ты перестань девочке голову морочить, - голос матери, запрещающей "это безобразие" металлической стружкой оседал на стенах родового замка. Блюдо с молодыми ягнятами, слоновьи уши, какие-то экзотические птицы в остром соусе - мамочка знала, чем порадовать своего мальчика, но сегодня все это было густо приправлено родительскими нравоучениями. Дракон хандрил. Да, он всегда знал, что роман с Принцессой не может длиться вечно. Да, он поступал не очень красиво, но отказаться от этих отношений было выше его сил. Ни одна дракониха в здравом уме не стала бы терпеть его вспышки ярости, постоянное отсутствие и туманные перспективы.
А Принцесса была так нежна и трепетна, так преданно его любила и так им восхищалась, что он чувствовал себя избранным и особенным. Можно сказать - уникальным. И отказаться от этого не было никаких сил.

Дракон хандрил. Принцесса мечтала о том, чтобы он вернулся, а королевский двор - чтобы нет.
Так и жили
умно смотрю

Родители такие родители...

Она стоит в центре улицы, в самой середине плотного людского трафика: растрёпанные волосы, красное заплаканное лицо, сжатые в кулаки руки.
- Отдаааай!!! Отдай его дяде!!! - вопит истошно, пытается выдрать неказистый воздушный шар у меня из рук.
Сначала я я недоумеваю, пытаюсь понять в чем причина такой странной для нее реакции: мы неспешно бредем по тротуару, орет музыка, громко смеются люди, и вдруг дочь начинает резко забирать вправо, одновременно сворачивая кокон из моей юбки. Рука с шаром замирает возле места, где только что стояла маленькая симпатичная девочка, а теперь торчит бесформенный юбочный пузырь.
Мальчик лет двадцати смотрит на меня вопросительно - в его программу отказ от воздушного шарика не прописан. Инструкция была - раздавать шары проходящим детям. Что делать, если проходящие дети исчезают в маминой юбке мальчик не в курсе. Я вежливо улыбаюсь и беру шар.
- Отдаааааай!!! Отдай его дяде!!! - моя очаровательная дочь в гневе похожа на свою маму - не приведи Господь встретится. Она кричит, сжимает руки в кулаки и пытается выдрать у меня белый воздушный шар. Я недоумеваю. Я сержусь. Попытки прояснить ситуацию ни к чему не приводят: она просто хочет, чтобы я отдала шар дяде. Все. Никаких компромиссов. Я злюсь. Вокруг люди хохочут и пьют летний одесский вечер, маленькая девочка рыдает и требует вернуть шар дяде, а я злюсь. Мы вместе пробуем успокоится - два раза неудачно, на третий вроде бы срастается. Решаем идти домой. Софико еще немного плачет, потому что хочет нести домой шар, который любезный Евгений уже выбросил в придорожные кусты. Шар найден. Равновесие восстановлено.
Уже утром, обнимая мягкую девочку, которая пахнет снами и улыбкой я спрошу у нее: что это было вчера, о чем она так горько плакала. И девочка посмотрит на меня прозрачными голубыми глазами и скажет:
- Мама, ну ты же учила меня НИКОГДА не брать у незнакомых дядей ничего!

А вы говорите - двойные послания.
Думаю...


закрываюсь

ещё пару слов о любви

Знаете, как оно бывает: она за него вышла, потому что мужчина хороший и зарплата приличная. А мечтала-то о другом, чтобы сердце – в кровь, чтобы земли не чувствовать. А тут вроде бы всё как у людей: дети, аванс, ромашки к празднику. Или, там, розы. А земля – есть. Вот она родимая под ногами.  Никакой тебе глубины чувств. Никакого неба в алмазах.

И начинает она его потихоньку   у л у ч ш а т ь. То прядку поправит, то прыщик выдавит. То вздохнёт устало: горе ты моё, луковое, что ж ты такой… Может, говорит, ботиночки вот эти наденешь? С каблучком повыше? А то, знаешь, нам сегодня к Семёновым, я буду вся такая в фиолетовом и рюшах, а тут ты – на пять сантиметров ниже. Не комильфо.

Или еще вот: он на ней женился, потому что она добрая и гулять не будет. Раз проверил, два – правда не гуляет. Верная, преданная, спокойная. Ну, думает, хорошо. Год – хорошо, второй. Только всё чаще бывшая, стерва, в голову лезет. Та, которая и не добрая вовсе, и не верная. Не то чтобы на горячем ловил, но такая заводная была – оставить одну боялся. Измучился весь. Изревновался. А с этой хорошо, спокойно. Она – точно не предаст.

И начинает её потихоньку. Ага. То журнальчик про секс втроём, то фильм об адьюльтере. То отдых с эротическим массажем. А то, знаешь, я ведь такой, пылкий. А ты как-то… не соответствуешь.

А бывает… Хотя что я вам. Или вы не знаете, как это бывает…
проекции (100)
разглядываю детали

Кудыбр

Почти не пишу сейчас: короткие тексты для соляриса, обрывки статей на разные темы. Нет времени, нет энергии. Только она появляется - тут же уходит на административные нужды. Телефон Доверия разросся, появилось столько новых вопросов. столько... Всё мечтаю забраться на чердак и "учиться, учиться, учиться". Даже на прекрасных Машиных уроках могу писать только короткие упражнения-экспромты. Как, например, вот.

Collapse )
о чем бы этот текст....
умно смотрю

вопросы психологу

"Мне 35 лет. Месяц назад умерла моя мама, но мне кажется сейчас горе в сто раз больше, чем в день, когда я узнала об этом. Тогда еще хлопоты с похоронами отвлекали, а сейчас одна сплошная тоска. Даже мечтаю о том, как бы встретиться с сатаной и продать ему душу за возможность увидеть ее. Я не сумасшедшая и понимаю, что нет ни сатаны ни такой возможности, но мысль о маге чародее, который возвращает мне маму в обмен на подарок ему буквально преследует. Я схожу сума? Почему у меня такие мысли и что делать?"

Здравствуйте. Нет, вы не сходите с ума. Такие, или очень похожие мысли появляются у людей, которые проживают потерю кого-то или чего-то очень важного и ценного. Человека, отношений, здоровья, страны, в которой родился и вырос. Когда это случается – в первые часы, дни – организм защищается, смягчает удар: снижается чувствительность, события воспринимаются происходящими «не со мной». Увеличивается эмоциональная дистанция с миром.
Но этот этап – шока, отрицания – не долговечен. Следом за ним наступает период, когда каждый новый день подтверждает случившееся. Именно поэтому сейчас – труднее, чем в тот день, когда вы об этом узнали – возвращается чувствительность, способность воспринимать окружающее и принимать решения.
Одной из характерных эмоций для этого периода будет злость. Она может быть направлена на врачей, которые не сумели спасти близкого, на родственников, которые ведут себя «не правильно», на себя, что был не рядом или сделал недостаточно. Злость может быть направлена на обстоятельства, устройство мира, или самого умершего – за то, что ушел, бросил. За то, что оставил одного.
Этот этап тоже заканчивается – приходит понимание утраты. Время поиска и отчаяния, попыток найти способ или средство вернуть однажды утраченное. Кажется, что можно отдать все, отдать самого себя, чтобы только встретиться, поговорить, прикоснуться. Может казаться, что умерший человек ещё рядом – сквозь реальность пробиваются ощущения его присутствия.
Самый трудный период – период острого горя – наступает тогда, когда утрата осознается в полной мере. Боль, одиночество, отчаяние, гнев, вина, ощущение бессмысленности происходящего, страх, тревога, беспомощность – все эти чувства переполняют горюющего. И только потом жизнь «входит в свою колею» и мы учимся жить в новой реальности.

(С) для газеты "Сегодня"

устала

(no subject)

Знаешь, когда-нибудь я умру.

Я поняла это в  пять или восемь лет (пять или восемь – два разных мира, на самом деле, две разные эпохи, но я не помню точно). Я поняла это остро, отчетливо и внезапно, как случилась годом раньше нелюбовь к манной каше, или, годом позже, любовь к мальчику из параллельной группы.  Все-таки пять.

Collapse )
умно смотрю

(no subject)

Два месяца работает телефон доверия в Одессе. За эти два месяца проект вырос до масштабов девяти городов: Черновцы, Ивано-Франковск, Херсон, Днепропетровск, Киев  ищут волонтеров, в Харькове и Донецке люди уже начали обучаться телефонному консультированию.

Collapse )

одесса1

группа ВК http://vk.com/callpoint
группа ФБ https://www.facebook.com/groups/callpoint/
закрываюсь

май

Лучший выход сейчас, на самом деле. Лучший. Психика не выдерживает хронической неопределенности – не зря Блейлер считал амбивалентность  признаком шизофрении. Учитывать все детали, осознавать, что ты ничего не знаешь, ничего до конца не знаешь, сталкиваться с разочарованием, надеждой, болью, состраданием, тревогой, волнением, страхом…  Замечать разное, мешать сознанию дорисовывать ситуацию, не придавать свои смыслы происходящему.

Феноменологический подход, ять. Толерантность к неопределенности.  «С этого ракурса предмет, на который я смотрю, напоминает параллелепипед, со стороной, вероятно,  черного цвета»…

Поэтому это лучший выход. Позволить себе защищаться, беречь ресурсы, функционировать без лишнего напряжения. Растворится в боевом безумии, захлестнуть себя сладостной яростью и праведным гневом, получить порцию дофаминовых конфет:  умница, хороший пёсик, всё делаешь правильно. Там – чужие, здесь – свои. Они – зомбированные идиоты, не могущие отличить реальность, от своих больных фантазий, а ты, а ты… Как же они не видят. Не понимают, что ты прав? Что мы с тобой правы? Что огромные толпы меня – правы? Это же очевидно, это же только идиот не может видеть, нет, не идиот – чужак, чужой, враг.  Ату, ату его. Фас.

Это же невозможно просто.  Это же только нелюдь какой-то может сохранять нейтральность. Тебе что, совсем не страшно? Страшно. Очень страшно. Ты что, за них, что ли, да? Нет, не за них. Тебе не жалко людей, которые сгорели, у тебя сердца нет? У меня есть сердце. Оно болит четвертый день уже, моё сердце. Четвертый месяц уже. Четвертый десяток лет. Это, на самом деле, лучший выход сейчас: определится. Расколоть мир на две половины, в которой точно понятно, где чужие, а где – свои. Очертить круги, отметить себя лентами, оградить музыкой и лозунгами. Окончательно решить, кто на самом деле во всём виноват. Точно понять, что виноватый подлежит уничтожению.

Только было это уже. Было сотни и тысячи раз. Резали, жгли, сажали на кол, морили голодом, стреляли, травили, давили, взрывали. Ату его, ату. Видишь, это – чужой.

Ты что, не видишь, что это они все сделали? Нет. Не вижу.

С этого ракурса предмет, на который я смотрю, напоминает параллелепипед, со стороной, вероятно,  черного цвета…